Прайс-лист

 Нажмите, чтобы ознакомиться с нашими тарифами

Популярное
Рыбные места
Охота
Волк Подробнее... 
Возьми свой
трофей
Потапов

Отдыхая с женой на Байкале, на зимней рыбалке в апреле 2002 года, захотелось побывать на альтернативном озере Хубсугул в Монголии, «младшем брате» Байкала, длиной оно конечно не 600, а 130 км, но это тоже впечатляет, на Урале таких озер нет. Идея то всплывала, то отодвигалась, и вот в 2010 году все срослось – есть желание, есть отпуск, есть дензнаки, есть человек в Иркутске (Валера Семейкин) который может оказать посильную помощь, жаль что жена не поехала со мной, водилась с внуками в Испании. Полгода «сидел» в Инете, но так и не смог найти ни одного объективного отзыва об отдыхе на турба-зах в северо-западной Монголии на озере Хубсугул. Попадалась не прикрытая реклама, заказные статьи, а то и откровенное недовольство обслуживанием в Монголии. Но как обычно говорю, пока не съездишь и не прочувствуешь, нет возможности сравнить с дру-гой страной или природным местом. Почему Монголия спрашивали все меня, а почему нет, там красивая природа, много рыбы, совмещу как обычно приятное с полезным – рыбы половлю, страну посмотрю, сделаю красивые фотографии и просто отдохну в тишине девственной природы, но с элементами цивилизованного проживания.
Подготовка началась с того что пришлось менять загранпаспорт, т.к. оставалось три месяца до конца его действия, в Европу можно съездить, а вот в Монголию нет, там срок окончания действия паспорта должен быть не менее 6 месяцев. Чтобы оформить визу в посольстве Монголии в г. Иркутске, нужно приглашение принимающей стороны, а виза оформляется только на один месяц, замечу, что Шенгенская виза в Европу оформляется на 6 месяцев и более. Но оказалось, что вся сложность в том, что нужно все делать зара-нее, а все остальное просто и ехать в посольство г. Иркутска лично совсем не обязательно. Приглашение из Монголии делают иркутские фирмы за 3-5 дней, стоимость одного приглашения 900 рублей, для его оформления необходима только четкая копия заграничного паспорта. Выслал почтой Валере в Иркутск анкету, фотографию, новый загранпаспорт и его копию, необходимую сумму рублей и через 12 дней получил от него сообщение, что приглашение и виза сделана, отметка в паспорте стоит. Можно сделать визу и быстрее, но стоимость… простая виза делается за 12 дней стоит 2650 руб., ускоренные ви-зы: за 4 дня - 3300 руб., за 2 дня - 4300 руб., а в течение 24 часов – 7400 руб.
Вечером в пятницу сразу после работы я сел в поезд Москва-Улан-Батор («красный богатырь» столица Монголии, но туда я не хотел ехать ни при каких условиях) и в первый день отпуска утром в понедельник 28 июня уже стоял на перроне станции Иркутск. Я го-товился к автономному походу, поэтому в рюкзаке весом 25 кг было все необходимое, согласно списка, который за последние 10 лет сформировался и никогда не подводил. Тубус для спиннингов помог довести их целыми до Монголии, ну и конечно два фотоаппарата цифровой и пленочный, без них просто никуда. Палатка и спальник не понадобились! Ко-да читал в Инете, четко прослеживались два понятия о Монголии, как будто переписанные друг у друга - там нельзя сделать плохие снимки, все очень красиво и второе - в Монголии обязательно стоит побывать и больше туда никогда не возвращаться. Свое видение этих расхожих понятий расскажу позднее.
Валера был точен, на вокзале вручил мне паспорт с визой, памятку и квитанции об оплате трех дней с завтраком на турбазе «Край земли». Почему именно эта база спросил я, а просто там виза дешевле стоила, ответил он, а про саму базу ничего не знаю. Ну ладно, поду-мал я, приеду и посмотрю что за база, если что перейду на другую, благо их там пять штук практически в одном месте, говорит Инет, или палатку поставлю, нет проблемы. На его машине мы и отправились в путь длиной 330 км до пограничного пункта за поселком Монды, из них оказалось, что около 10-и км грунтовка, а остальное вполне приличный асфальт. Не торопясь продвигались по Бурятии по Тункинской долине, а там быстро и не получится. По дорогам стада коров и лошадей без пастухов, у нас поскотину огораживают, чтобы коровы на поля не выходили, а в Бурятии огораживают поля от коров, т.е. там весь почет коровам. Заехав в пос. Жемчуг приняли ванну в горячем (температура воды 50 градусов) природном минеральном источнике. Весь день шел дождь, поэтому не фотографировал, но зато в Жемчуге в дождь, в 8 часов утра никого не было и мы вдвоем с Вале-рой принимали ванну, а обычно в этом корыте 5 на 10 метров, глубиной 1,3 метра одновременно полощется не менее 20-и человек. Бррр… я бы не полез в эту толпу больных людей... Остановились и поели бурятских поз в Кырене, можно назвать их казахскими мантами, большими русскими пельменями, суть не изменится – мясо, рубленное или фарш, с луком в тесте. Монгольским водителям из пос. Ханх разрешается ездить без виз с монгольскими правами и номерами до бурятского поселка Кырен, чем они и регулярно занимаются, обеспечивая полу бартерные монголо-российские торговые операции. Так не торопясь в первом часу по иркутскому времени мы приехали к пограничному посту, в Монголии время отстает от московского не на 5, как в Иркутске, а только на 4-е часа, там не переходят на летнее время. Странно для меня, но КПП в Мондах работает ежедневно с 10.00 до 18.00 по иркутскому времени, в выходные с пятницы 17-00 и до понедельника 9-00 «граница не работает" (дословная фраза монголов), таможенники отдыхают. По утвер-ждению монголов, не работать в выходные это условие России, т.к. мы не хотим чтобы в выходные «хлынул» поток торговцев из Монголии. Верится с трудом, но иностранцев действительно через этот пограничный переход не пропускают, только русских и украин-цев. Пограничные посты стоят не перевале Мунгийн-Даба, сначала наш пост длиной 100 метров, 50 метров нейтральная полоса, 100 метров монгольского поста и ты в Монголии. На нашем посту стоят высокие смотровые вышки, а на монгольском посту простые низкие будки. Было очень холодно, шел дождь, иногда казалось, что он уже превращается в снег, дул сильный ветер и через три минуты пребывания на улице приходилось снова залазить в теплую машину. Валере нужно было возвращаться в Иркутск, но я не мог его отпустить, иначе бы «обмороженный упал у наших пограничных ворот!!!». На мои уговоры пропус-тить меня пешком на пограничный российский пост, наш родной пограничник отвечал от-казом: мы работаем только в один поток, т.е. сейчас пропускаем машины с монгольской стороны, а потом будем пропускать с российской стороны. Через два часа ожидания нача-ли пропускать с нашей стороны, и я первым вошел на наш пограничный пост, а Валера наконец-то поехал домой. Рекорды прохождения границы – от 20 минут до 4 часов. В этот день я единственный шел пешком через границу, но говорят, бывают и пешком и на вело-сипедах. Машины все тщательно досматривают на яме, заставляя вытаскивать все вещи. Показалось, что наши тщательнее досматривают монгольские машины, а монголы наши машины, может и показалось... Пограничник проверил паспорт, вышла молодая симпатичная бурятка-таможенник, на ее скороговорку о наличии оружия, наркотиков, золота и др. запрещенных к ввозу предметов, я показал руки и сказал, что даже обручальное коль-цо не взял. Улыбнувшись, она взяла паспорт, ушла к себе в кабинет и через две минуты в паспорте уже стояла отметка о прохождении таможни. Декларацию не заполнял, рюкзак не досматривали, покурил с пограничником, он проверил паспорт с отметкой, улыбнулся, пожелал счастливого пути и открыл калитку на нейтральную полосу. Погранпост и российская таможня размещены в деревянном одноэтажном здании похожем на старинный автовокзал, а монгольский пост находится в приличном двухэтажном кирпичном здании, строили мы - видимо по поговорке - все лучшее Монголии. На нейтральной полосе стоят пограничные столбы России и Монголии, жаль, что законом запрещено фотографировать. Ну думаю сейчас начнется на монгольской стороне, кроме самбайну (здравствуйте) ничего на монгольском языке не знаю. Нет, все было гладко, там уже стоял директор турбазы Баярху, со мной на русском, с монгольскими таможенниками на монгольском, пять минут и отметка в паспорте о прохождении границы стояла, рюкзак и тубус не разворачивал, никаких деклараций не заполнял. А ведь немного переживал, прочитав до поездки в журнале "Рыбачьте с нами" №3 за 2010 год статью «История одной рыбалки где-то там в Монголии». Пограничники монгольские их «развели», сказав: "Пребывание в погранзоне с рыболовными снастями без лицензии (которая выписывается в Улан-Баторе, то есть в трех сутках пути) строго запрещено". Их "браконьерские орудия ловли" спиннинги, удочки и коробки с блеснами были монгольскими пограничниками изъяты. Конечно, когда они отдали половину снастей пограничникам в качестве подарка им вернули другую половину и пропустили на озеро Хубсугул. Видимо они попали в период с 5 апреля по 15 июня, когда по всей территории Монголии вводится запрет на ловлю всех видов рыб, хотя это дело далеко не пограничников, а рейнджеров (инспекторов) национальных парков. Штраф за незаконный лов до 1000 рублей, «по теории» инспекторы имеют удостоверения, подтверждающие их полномочия (на монгольском языке), военизированную форму, шеврон на рукаве с понятной символикой и текстом. Настоящий инспектор обязан выписать номерную квитанцию, подтверждающую факт уплаты денег за незаконную рыбную ловлю. Кстати на озере я не увидел ни одного рейнджера, может потому, что рыбалка была организованной и в сопровождении, а может они все в Дархадской долине или на юге озера работают, не знаю. Так же из разных источников прочитал разные данные о стоимости лицензии на вылов рыбы в национальном парке (озеро Хубсугул в него входит) и о количестве рыбы, которую можно выловить на одну лицензию. Лицензий не покупал, как принимающая сторона решает этот вопрос, входит это в стоимость путевки, сама оплачивает или договаривается не знаю, да и зачем это мне знать?! К тому же количество выловлен-ной рыбы на одну лицензию меня не интересовало, рыбу не ем, а вывозить ее из Монго-лии запрещено законом. За монгольским пограничным постом меня ждал уже УАЗ – буханка, но пришлось немного подождать, т.к. после таможни в него еще подсели четыре человека, блин не знаю как правильно написать, короче молодая пара монгол с монголкой, просто молодая монголка и монгол среднего возраста. Не могу написать девушка она ведь монголка, а для этого определения у них есть наверно свои слова, девочка на монгольском Охин, а как девушка не знаю! Все одеты, хотел написать по европейски, а потом подумал, почему по европейски, просто так же, как одевается обычная российская молодежь. У молодого монгола в левой мочке уха сережка была, по приезду спросил гида, это национальный знак, а он рассмеявшись ответил, а что в России парни не носят сейчас этих сережек, да это просто дань моде и все!!! А я монгольские традиции, монгольские традиции… Ну ладно, наконец все собрались, ехать от границы через пос. Ханх до турбазы 23 км, нужно сходить в туалет «по маленькому». Баярху согласился что надо, отвернулся от УАЗ и сделал свое дело видимо в степи так все и делают, а я ведь так не могу, в машине незнакомые женщины иностранного государства, что они подумают о русских и потопал в деревянный туалет стоящий в 30-и метрах от дороги, туалет приличной чистоты, в сравнении с такими же туалетами на российских автодорогах. Позвонил жене, что уже в Монголии, и мы по-ехали. Это был последний звонок в Россию из Монголии, дальше пошли только СМС. У меня МТС, переключился на тариф «МТС - мир без границ», соединение с местным оператором полная шкала, а только СМС, дважды оператор присылал сообщения что есть проблемы с местным оператором и мы их исправляем, но ничего не сделали. Можно было купить в пос. Ханх местную СИМ-карту, не захотел, хотя при постоянной необходимости в переговорах выгода очевидная. Местные разговоры по этой СИМ-карте в Монголии 1,2 руб./мин., а звонок в Россию 4,5 руб./мин. Теперь сравним с МТС - звонок по обычному тарифу из Монголии в Россию 150 руб./мин., а по тарифу «Мир без границ» 70 руб./мин. Хочу рассказать еще одну историю про границу, которая не работает в выходные дни. Это было уже на турбазе, разговор был случайно услышан, не подслушан, поэтому никаких дополнительных вопросов мне не удалось задать говорящему. Едут несколько машин в пятницу из России в Монголию на турбазу. Все машины кроме одной, проходят таможню благополучно и ждут последнего уже на монгольской стороне. У водителя последней ма-шины обнаружили газовый пистолет, который он не задекларировал, пару часов он разбирался с российскими таможенниками, наконец разобрался и получил штамп в паспорте. Приходит и не может завести автомашину, сел аккумулятор, может фары не выключил или по другой причине, но не крутится стартер. Тем не менее, машину видимо руками выкатывают на нейтральную полосу т.к. российскую таможню он прошел и обратно в Россию нельзя, а монгольские таможенники уже ушли домой. 17 часов однако «прокуковало», рабочий день закончился, собрались и уехали в пос. Ханх. Вот так они и остались там на нейтральной полосе в машине, и друзья не могут помочь, с монгольской стороны на границу тоже уже не пускают. В воскресение с нейтральной полосы прислали друзьям сообщение что водка и еда уже заканчиваются. А им нужно было дождаться понедельника, утром пройти монгольскую таможню и потом уже решать, то ли ехать в Монголию отдыхать, то ли возвращаться обратно в Россию! Вот вам бабушка и «юрьев день», вот вам и пограничный переход за поселком Монды. Наверно будут вспоминать эту ситуацию дол-го. А если честно, окажись я в этой ситуации, был бы только рад. Два дня из жизни - это ничто, а двое суток на нейтральной полосе – круче некуда! Ну, никак «с границы не могу уехать», поехали! Дорога от границы до пос. Ханх, а турбаза расположена на северной оконечности поселка, гравийная насыпанная, проезжают запросто на простых легковых машинах, а еще год назад дороги не было и можно было проехать только на УАЗ. Деревья на монгольской стороне исчезли, только степь, граница Россия-Монголия идет по хребту Восточных Саян, а Монголия это южный склон. Кругом пасутся овцы, коровы, лохматые домашние яки (сарлыки), лошади, как-то это первоначально не впечатлило, видимо устал от непогоды и томительного ожидания таможенного оформления. Дождь в Монголии то-же шел целый день, на момент нашего отъезда от границы он прекратился, но отсутствие солнца и низкие черные тучи навевали на мысль, неужели так и будет всю неделю, день практически прошел, а не сделал ни одной фотографии природы? Приехав на базу и скинув рюкзак, меня пригласили на обед, хотя обед часа три как закончился, но как потом оказалось, это для монгольской стороны закон, путника с дороги нужно обязательно на-кормить. Съел салат из капусты, полную тарелку супа, ну думаю – немного второго и я сыт. Но тут приносят на тарелке шесть чебуреков, я в отказ, мне и двух хватит - улыбаются, попробуй. Никогда не думал, что могу столько съесть - съел все шесть чебуреков и даже плохо не стало. Не гурман пищи, было бы мясо, но скажу, что таких вкусных чебуреков еще не ел. На обратном пути в Иркутск, две женщины в маршрутке рассказали историю. Приехали в бурятский Аршан и пришлось взять бурятские чебуреки (так они сказали). Каково было их удивление, когда обнаружили, что чебуреки оказались очень вкусные. Они спросили, а кто же у Вас их готовит, ответ - две монгольские студентки приехали на практику, они и готовят. Делаю вывод: монгольские чебуреки вкуснее бурятских, а тем более русских.
Пойдем дальше… После обеда меня проводили в 4-х местную юрту, хотел жить именно в юрте, а не в благоустроенном номере со всеми удобствами, такая возможность на турбазе существует, но в благоустроенном номере я и в России могу пожить, а вот с юртами в России напряженка! Как потом оказалось, что всю неделю я прожил в этой 4-х местной юрте один, ну просто класс, но с женой было бы веселей! Я никому не мешал, мне никто не мешал, на одной кровати спал, а на двух других разложил вещи и снасти. В юрте сухо и тепло, на деревянном полу ковровое покрытие, на ночь включал электрообогреватель, а печку сторож (это его обязанность) даже и не топил. Сама конструкция моей юрты ничем не отличалась от настоящих юрт, стоящих в степи, которые потом посетил, за исключени-ем деревянного пола и наличия электричества 220 вольт, поэтому сотовый телефон и аккумуляторы для фотоаппарата заряжал «не выходя из юрты». Монголы благодарны русским, за то, что они протянули ЛЭП до поселка Ханх. Как «технический» человек по натуре, начал изучать юрту, благо до ужина было время. Был удивлен, что вся потолочная конструкция держится на стенах, сделанных из реек шириной 25 мм и толщиной не более 5 мм. В каждом пересечении реек просверлено отверстие, в отверстие вставлен деревянный конусный шкант, и с узкой стороны застопорен, по-моему, обыкновенной спичкой. Раньше рейки связывали волосяными веревками, но прогресс берет свое. Нужно разобрать - выдернул спичку, выдернул шкант и все рейки сложились в кучку, – все очень просто. Юрта в таком виде существует уже более 800 лет, а до этого был еще конус вверху. Это уже по приезду зашел в Инет и прочитал по научному как устроена монгольская юрта (гэр): про стены из решеток (ханы) уже сказал, потом устанавливают крышу, для этого в отверстие в деревянном круге (тоно) вставляют деревянные шесты (уни), а другие концы уни закрепляют веревками к решетке стен. Круг поддерживает в зависимости от размера и объема юрты от двух до четырех опор. У меня в юрте было две опоры, а в большой юрте (столовой) 4-е опоры. Каркас юрты покрывают так: на верхнюю деревянную часть крыши натягивают материю и прикрепляют тесемками к ханам и тоно, затем накладывается верхнее войлочное покрывало. Боковые стены закрываются тоже войлочными покрывалами, сверху на всю юрту надевают чехол из белой материи. Накладывают кошму на тоно и прикрепляют веревками к низу решетчатых стен. Вся конструкция юрты удерживается наружными веревками (хошлон) которые стягивают стены, их закрепляют на косяках двери. Разрыв этих наружных поясов может привести к развалу юрты. Вентиляция и дневное освещение - через верхнее отверстие, которое одновременно раньше служило солнечными часами. В непогоду, а также для регулирования света и температуры верхнюю часть войлочного покрытия тоно приоткрывают наполовину или закрывают на ночь при помощи веревки, пришитой на ее конце. В центре устанавливают печку с дымоходной трубой, проходящей через верхнее отверстие тоно. Стены самой маленькой юрты состоят из 4-х сборных стеновых звеньев (ханов), средняя – из 5 – 6, а большая – из 8 – 12. Цифры 7 и 11 у монголов считались недобрыми, подобно числу 13 в Европе. Поэтому в юртах ханы в таком количестве старались не устанавливать, а вот цифры 81 и 108 монголы считали счастливыми. Диаметр юрты среднего размера – примерно 7 м, высота же ко-леблется в пределах 3 м. Юрта хорошо устойчива к ветрам, летом в ней не жарко, подтверждаю, а зимой юрта утепляется, ее покрывают двойным войлоком, низ решетчатых стен закрывают специальным утеплителем. Комплект для сборки средней юрта в Улан-Баторе стоит около 40 тыс.руб.
Рассмотрев и изучив конструкцию юрты, пошел на бетонный причал, расположенный на территории базы, построенный нами ее в СССР. Упоминал ранее, что в северной части по информации из Инета расположено пять баз, на берегу озера я увидел только три базы. На южной окраине пос. Ханх находится турбаза «Серебряный берег», там в каждой юрте стоит телевизор со спутниковой антенной – мне это не нужно было, вторая наша турбаза «Край Земли» и еще одна турбаза Долоон-Уул (семь гор) находится в самой северной точке берега озера Хубсугул. База «Край земли» заняла самый выгодный «плацдарм» на берегу озера. Конечная точка на подключение электроэнергии, огромный производственный ангар, не в поселке и не далеко от поселка, бетонный причал, с которого устроившись на стульчиках можно ловить хариуса, так сказать не отходя от юрты. А это фотография общего вида базы с берега озера: большая юрта столовая, хозблок и кухня, 2-х этажный дом с благоустроенными номерами и горячей водой, пять 4-х местных юрт (моя самая первая) и заканчивает базу 2-х этажное здание с баней и бильярдом (внутрь не заходил). За ка-дром справа остались два наружных благоустроенных туалета, два не благоустроенных туалета, две юрты для обслуживающего персонала, ангар и др. Это уже когда закончил отчет, я зашел на сайт российско-монгольской компании Саян-Радиан, которая владеет этой турбазой www.sayan-radian.ru и все прочитал, а там я просто все изучал визуально. Вот, подумал я, хорошо бы по камням волнолома возле пирса проложить мостик, какое бы удовольствие там учиться начинающим нахлыстовикам типа меня, не на луже учишься, а на настоящем большом монгольском озере, да и еще хариуса запросто можешь поймать, при этом ни мошка ни комары не надоедают, но… Подошел к рыбаку, русский из Иркутска, не первый раз на озере, ловит хариуса до 300 грамм на спиннинг, блесна Мепс третий номер. Вот это думаю это номер, мы только на первый номер обычно ловим, изредка на второй, а тут на третий и такой небольшой хариус, наверно он такой голодный! Медная в темный горошек расцветка, у меня таких блесен не было, поэтому привязал свою любимую желтую Аглия-лонг. Поклевки есть, но в два реже, ну ничего наступит завтра, подумал я и пошел на ужин. Ужин так же был вкусный и вообще, чтобы уж сразу закончить тему питания, напишу сразу все. Трехразовое питание рассчитано на то, что люди ведут активный отдых на свежем воздухе, потому что такое количество в обычной жизни я бы не съел. Абсолютно все блюда были вкусными, включая салаты и супы, на столе постоянно был обыкновенный чай в пакетах, кофе растворимое, термос с кипятком, термос с горячим монгольским чаем, хлеб, соль, сахар, перец и даже горчица с кетчупом. Как тут не вспомнить отзыв наших туристов о питании в Улан-Баторе в 2006 году: Мы пытались объяснить в ресторанах, что нам нужен нормальный кусок мяса, но все безуспешно, готовят бузы, жареную лапшу с бараниной и суп с бузами и все. «Овощной суп» - это кру-той бараний бульон с кусищами мяса и мелко покрошенными картошкой и капустой. Обычный суп – без последних, соответственно. Овощные салаты (капустный, морков-ный) стоят дороже всего в меню и доступны только в крупных городах. Салат из пере-росших огурцов и лежалых помидоров – верх блаженства – был обнаружен только в Улгие, куда овощи возят из России, нормальный хлеб не попадался. Жаль мне их, приезжайте в Ханх, там умеют готовить! Одно из популярных блюд в Монголии – сваренные на пару бозы. По размеру бозы меньше бурятских поз и внутри не мясной фарш, а мелко нарубленное мясо.
Монгольскую женщину - повара мне показали только в последний день отдыха, сделали исключение как старожилу базы, нельзя говорят повара смотреть, не положено. Но сказали при этом, что она каждый раз переживает, понравится ли ее пища туристам. Тогда говорю, как же она узнает, что пища вкусная если вы ее туристам не показываете, официантам обычно говорят обычное «спасибо», из которого не понятно, то ли блюдо понравилось, то ли обслуживание, то ли по привычке сказано. Ведите меня на кухню, хочу ей благодарность объявить. Надеюсь что ей (повару) было очень приятно от моей личной устной благодарности. Официантки молодые симпатичные монголки из поселка, смена работает 15 дней, потом приходит следующая команда, белый верх черный низ, в меру макияжа, понимают все русский язык, говорят не все на русском, но для этого есть администратор и гид, говорящие бегло на русском. И вообще на базе у меня не было проблем с общением, если кто-то и не понимал, то тут же, как из-под земли, возникал монгол, который прекрасно понимал русскую речь. Конечно я фотографировал в этот день, было сумрачно и хороших фотографий на получилось, я их потом удалил. Это к тому, что в Монголии только хорошие фотографии получаются. Вечером я за ужином сфотографировал внутри большую юрту – столовую: портрет Чингисхана на ковре, старинное монгольское ружье, монгольский боевой лук, шаманская колотушка и современный плазменный телевизор - это Монголия. Показывает российский Первый канал, монгольские и русские дети смотрели на ДиВиДи мультики на русском языке, а мы две ночи смотрели по каналу Евроспорт репортажи с чемпионата мира по футболу, комментатор говорил на монгольском языке, но это никак не мешало просмотру игры. Ну вот на этом и закончились первые полдня на монгольской территории, завтра начинается полноценный отдых, сказал я себе и пошел спать в юрту. Только вслушайтесь, как звучит: пошел спать в ЮРТУ, не в дом, не в квартиру, не в комнату, а в ЮРТУ, хорошо звучит! На следующий день была запланирована экскурсия на священное место «Тринадцать Обо», а так же знакомство с бытом монгольских кочевников-скотоводов для которых юрта является домом, а не гостевым домиком на одну неделю.
Выспавшись, я утром пошел на озеро умыться и почистить зубы. Вода чистейшая и холодная как в роднике, ну чищу зубы и как то не по себе – как будто в родник зубную пасту сплевываешь, а что делать думаю, в юрте умывальника нет! Тут ко мне подходит монгол моего возраста, который, возмущаясь, поднял у бани пустую банку из-под пива брошен-ную русскими туристами. Это я уже потом узнал что это Доржготов генеральный директор монгольской фирмы «Саян-трейд» и учредитель с монгольской стороны российско-монгольской компании «Саян-Радиан», которой и принадлежит эта турбаза. В тот момент это был просто монгол, который говорит мне на чистом русском - нельзя в озеро плевать. Соглашусь с Вами, говорю, но как быть, живу в юрте, в которой нет умывальника, а зубы чистить нужно, да и побриться не мешает. А он, пожалуйста, пройдите в 2-х этажное здание, там раковины с горячей водой. Я даже обрадовался, и больше не тому, что можно живя в юрте умываться горячей водой и душ при необходимости принять, а что в озеро больше не придется плевать зубной пастой! Кстати Доржготов закончил МГИМО и более 10-и лет работал в посольстве Монголии в Советском союзе. Задушевные беседы иркутян с этим интересным собеседником затягивались за полночь. Соглашусь что беседы о Мон-голии с умным и образованным монголом намного полезнее, чем неизвестно кем выло-женная информация в Инете. Это кстати он привел мне выдержку из выступления одного из депутатов государственной думы России. Депутат сказал: «Даже при Чингисхане подо-ходный налог был не более 10-и процентов, а у нас сейчас 18 процентов, нужно снижать».
На обратном пути из Монголии я побывал на Байкале, из пос. Слюдянка по «кругобай-кальской» железной дороге на туристической электричке проехал девяносто километров до пос. Листвянка, а потом еще тридцать километров на теплоходе «Ракета» до пос. Коты. Не буду все писать о сравнении этих двух озер, я все же русский и должен быть патрио-том своей страны, но две вещи скажу:
- Если хотите увидеть, каким чистым было озеро Байкал 70 лет назад, приезжайте на озеро Хубсугул;
- Люди русские что же вы делаете с природой Байкала почему мусор который привезли с собой оставляете на берегу и в воде Байкала? Если так пойдет и дальше, то моим внукам на Байкале уже не отдохнуть!
В первый день иркутские отдыхающие спросили меня а почему не на Байкал, а в Монго-лию поехал, отвечаю, был уже на Байкале зимой 2002 года, а Вы почему не на Байкале до которого от Иркутска всего 70 км, а до Монголии 350 км. Съезди, говорят они, летом на Байкал отдохнуть в пос. Листвянка, до которого действительно 70 км и поймешь - съез-дил, сейчас я их полностью понимаю. Турбаза «Край земли» видимо «заточена» в основ-ном под русских отдыхающих из Иркутска и Ангарска, по крайней мере, при мне были только оттуда. Приезжают в пятницу, отдыхают два дня и в понедельник обратно домой, некоторые и дольше задерживаются. В пятницу их приехало на своих машинах 30 чело-век, двумя большими командами. Видимо уже не в первый раз приезжают, растянули летний шатер, расставили столы и стулья, поставили на причале стульчики для рыбалки, ло-вят рыбу, тут же ее солят или просят повара чтобы пожарила, официантки из столовой туда-сюда снуют, принесут - унесут. А для жен наверно благодать и муж рядом и рыбу на-ловил, сидят женщины на берегу чистого озера, дышат чистым воздухом, да еще разговоры с подружками разговаривают – семейная идиллия. Кстати думал, что 30 человек это будет шум и гам, ничего подобного, все даже очень пристойно, приезжают в основном люди среднего возраста, т.е. состоявшиеся и приезжают именно за тем чего в России трудно найти - сочетание цивилизации с девственной природы, тишиной, гладью голубой воды озера, большим количеством хариуса и ленка.
Ну ладно возвращаемся к экскурсии. Всю неделю две машину турбазы УАЗ и УАЗ-буханка были сломаны, поэтому гиду Дужи, приходилось всю неделю крутиться, договариваясь с местными водителями УАЗ. В этот раз, первый и последний, он даже арендовал для нас праворукий Ленд-Крузер-80. К сожалению, ждать нам его пришлось более часа, о чем я потом долго выговаривал Дужи, но через пару дней успокоился, понял что бесполезно. Вообще монголы живут неспешно и не куда не торопятся, близость к природе делает их спокойными, не суетливыми, им трудно понять, что время - это деньги. В Монголии существует такое понятие как «ЧАС лошади», который (Внимание!) длится ДВА часа, это с 11-40 и до 13-40. Именно в это время, считалось ранее, лучше всего на коне отправляться в путь. Коней заменили машины, а вот «час лошади» так и остался. Тем не менее, экс-курсия, запланированная на 10 часов, в 12-м часу началась и прошла успешно. Дождя в этот день и вообще всю неделю не было, солнце светило и отличнейшие снимки природы Монголии долго еще будут украшать стены дома и «рабочий стол» компьютера.
Земля, по шаманским понятиям (не только по шаманским, замечу), является серединным миром населенным невидимыми для большинства людей разнообразными духами. Места, где боги и духи проявили себя, выделяли как святое пространство. Место объявляли свя-щенным и сюда приезжали специально для проведения обрядов. В таких местах, контактной зоне между мирами, делали сооружение (Обо) или устанавливали столбы (Сэргэ) и привязывали на ветки деревьев ленты (Зала). По преданию именно на этих лентах приносили подношения духам, подарки ложились к Обо или Сэгрэ, а ленту после этого привя-зывали к дереву или жерди Обо. В настоящее время подарки сами по себе, а ленты сами по себе.
Я не ставил себе целью в этой поездке разобраться в шаманизме, да и настоящих шаманов в пос. Ханх и его окрестностях нет. Шаманы остались там, куда их в свое время «загна-ли», в Дархадской долине, именно там до н.вр. среди оленеводов есть практикующие шаманы. Вот и едут в долину бесконечные толпы иностранных (не русских) туристов для изучения шаманизма. Поэтому все Обо в районе поселка имеют только туристическое значение, т.е. они вновь построены. Один пример для подтверждения. По преданию один из сыновей халхасского Абутай хана (1534-1586), Цынгунбаатар Хунтайжи, поссорившись со своим отцом, покинул Каракорум и уехал в местность Шингэд, что на западном Хубсугулье. Он забрал с собой отцовское ружье, табун лошадей с белым жеребцом, около 30 воинов и стал кочевать по реке Шарга. Восхищаясь новой родиной, он назвал ее Баян Шарга и на месте первого очага соорудил Обо, которое назвал «Онгон толгой». Потом это Обо превратилось в «13 Обо» на перевале Улий, а сейчас «13 Обо» уже стоит на южной оконечности поселка Ханх.
На Хубсугуле Обо делают в виде пирамидальной груды камней или шалаша из жердей. «По теории» Обо имеет своего хозяина – духа местности, ему преподносят жертвоприно-шения в виде пищи, брызганья вина, лоскутков материи, щепотки табака, сигарет, спичек, монет, бумажных денег, пуговиц. Ценность вещи не имеет значения – важен сам факт жертвоприношения. Но когда я увидел на другом конце поселка другое Обо, в котором лежали кучи пустых русских бутылок и банок из-под пива, посчитал что это уже не подношение, а просто свалка мусора. По древней традиции перед обрядом жертвоприношения Обо обходят три раза по часовой стрелке, символизируя тем самым уважение ко всем трем мирам: нижнему, среднему и верхнему. Затем представляются духу местности, рассказывают о цели своего путешествия и уже после этого просят покровительства в пути или излагают ему свою заветную просьбу. Тринадцать Обо - это одно большое Обо и две-надцать Обо поменьше, по годам китайского календаря, мое Обо было «годом петуха», т.к. 1957 год рождения. Положив несколько российских монет, каждый из нас, за три круга вокруг Обо, бросил в пирамиду камней Обо по три подобранных на берегу камня (раз-мер не имеет значение). После этого, раз такая традиция, я попросил духов пожелать мне удачи на монгольской земле. Открывающиеся просторы озера в солнечный день не давали остынуть аккумуляторам цифрового фотоаппарата… Высота озера над уровнем моря 1645 метров, выше уровня Байкала на 1118 метров, длина 136 км, наибольшая ширина 36,5 км, наибольшая глубина 262 метра. В озеро впадает - 46 рек, вытекает на юге озера только од-на река Эгийн-Гол, которая впадает в Селенгу, а Селенга уже впадает в озеро Байкал. По-сле этого мы заехали в две юрты, в первой жили родственники Дужи, а во второй жил проводник по конным маршрутам. Как я уже говорил, юрта по устройству не отличались от «моей», но полы земляные. В первой юрте на землю постелен линолеум, а во второй половики. Но мне было интересно, а какая у них мебель и как организован быт. Готовят на печке-буржуйке (очаг) подбрасывают не только дрова, но и сухой коровий навоз (аргал), который, знал я и до этого, даёт сильный и хороший огонь. Умывальник снаружи юрты, в юрте стоят кровати не с панцирной сеткой, а с деревянным настилом (как и у меня в юр-те), сундуки, платяной шкаф, буфет, столик и табуретки. Напротив входа (вход всегда с юга), на самом почетном месте помещен ящик-шкаф, на котором обычно стоит то, что раньше у нас стояло в серванте на стеклянных полках - скульптурные фигуры, фотогра-фии в рамках и др. мелкие предметы, внутри шкафа хранится ценное имущество. Налево от входа зона гостей, направо от входа находятся кухонные принадлежности и зона хозяев и детей, проходить по этой зоне не разрешается, кровати стоят по бокам юрты. Для сиде-ния гостей расстилаются войлочные ковры или ставят маленькие стульчики. В первой юрте нас угостили монгольским чаем и сухим сыром, а во второй юрте еще и дали попробовать масло и что-то типа творога. Монгольский чай с молоком по всем правилам делается так: воду кипятят в чугунном котле, бросают в него заварку из плиточного зелёного чая добавляют молоко, вновь кипятят до полной готовности, затем добавляют соль, масло, поджаренную муку, слегка обжаренное сало бараньего курдюка, костный мозг барана. Чай с такими компонентами часто в течение многих дней служил скотоводам-кочевникам единственной пищей. На поверхности такого чая обычно плавает тонкий слой жира. Пьют его без сахара. Дужи говорил, что сейчас заваривают ветки без листьев от грузинского чая, поэтому из чего был заварен чай которым нас угощали в юртах и на турбазе сказать точно не могу. На турбазе заваривали уже стилизованный для русских туристов чай (цай), с сахаром и без жира. Считаю что старинного монгольского чая я так и не попробовал, жаль… В юрте или возле нее обязательно тебе нужно угостить детей хозяев конфетами, за неделю с раздарил килограмм леденцов, т.к. только ты появляешься в юрте, тут же появ-ляются дети с соседних юрт. Удивило что они не просят конфеты, гордые, а может так воспитаны, просто стоят и изучают тебя, никогда не протянут руку в виде просьбы дать сладкое, даже если ты и не дашь детям конфет, хозяева юрты на тебя не обидятся, но как быть с твоим ответом на гостеприимство!? Одному маленькому (чичик) пацану помог развернуть фантик на леденце т.к. он долго не мог понять как это делать, так нужно было видеть его глаза полные радости, а вы еще спрашиваете угощать или не угощать!? Вообще обычаев связанных с жилищем (юртой) монголов много и их запросто можно найти в Инете, вот только небольшая часть:
- Здороваться нужно первым.
- Руку протягивать, только если протянут тебе.
- Категорически запрещено наступать на порог юрты.
- Все надо брать и давать правой рукой или двумя руками особенно еду и цай. Брать и давать левой рукой - знак презрения.
- Цай обязательно надо допивать до дна.
- Особое уважение к мясу и молочным продуктам, их нельзя выбрасывать, бросать в огонь, а если случайно пролили молоко - на него нельзя наступать.
- Огонь вообще лучше не трогать и не подходить к нему.
- В юрте, войдя, нужно поздороваться и остаться у порога, хозяева сами покажут, куда нужно садиться.
Возле каждой современной юрты стоит если не одна то несколько солнечных китайских батарей, заряжают аккумуляторы, от которых заряжают сотовые телефоны, слушают ра-дио и телевизор видимо смотрят, т.к. «тарелки» возле юрт есть. Вроде бы и электричество от солнечной батареи есть и на шкафчиках расставлена современная посуда, но наши жизненные уклады сильно отличаются, поэтому Монголия для нас пока экзотическая страна, Улан-Батор не в счет, и это здорово! Хотя я понимаю, какой это нелегкий труд вы-ращивать скот в степи, живя в юрте вдвоем (дети обычно учатся в поселке в интернате), ведя только натуральное хозяйство, это нужно работать не покладая рук с утра до вечера. Хотя я не знаю страны в которой людям работающим руками на земле легко?! Государст-во поддерживает своих фермеров, хозяин имеющий стадо более 1000 голов награждается грамотой – без комментариев. Кочевники иногда объединяются и нанимают охотника за волками, которые, особенно в зимнее время, таскают овец из стада, премия за волка со-ставляет около 2000 рублей. Сухой монгольский сыр, некоторые называют его сушеным творогом (Аруул) изготавливается из любого молока, в засушенном виде он может хра-ниться год, без потери вкусовых качеств. Молоко подогревают до свёртывания и проце-живают, массу раскатывают и подсушивают, потом разделывают на небольшие пластинки - кусочки и сушат на солнце до полного затвердения. Монголы считали, что постоянное употребление аруула придаёт чистоту и крепость зубам. Обещанного катания на большом монгольском домашнем яке (сарлыке) не получилось, этот сарлык сказали хозяева далеко ушел и видимо не захотел возить «русо-туристо», поэтому прокатились на монгольском коне и посидели вот на этом молодом сарлыке. У дикого яка шерсть со спины прямо до земли, а у сарлыков шерсть начинается с боков. Дикий Як – это тибетский или mutus или «немой» як. Дикие яки не выносят мест, освоенных людьми, и поэтому быстро вымирают. Сейчас они живут только в высокогорных районах Тибета на высоте 4000 метров над уровнем моря, а зимой могут забраться на высоту и до 6000 метров. Известны истории когда дикий як-бык, не задумываясь, атаковал преследующего его человека, особенно ес-ли як был ранен. Яки были одомашнены очень давно, из одних источников более 7000 лет назад, из других в первом тысячелетии до нашей эры. Домашний як – это сарлык или grunniens или хрюкающий як. Сарлыки мельче и спокойнее диких яков. По количеству домашних яков (около 615 тыс.шт.) Монголия занимает второе место в мире. Сарлык в горах заменяет крупнорогатый скот, где обычные коровы выживают плохо, дает молоко шерсть и мясо, не требует от человека никаких затрат, сам добывает себе корм в горах, ночует под открытым небом круглый год. Молодые Сарлыки бегают, задрав хвост, напоминая больших лохматых собак. Конечно при общем разведении коров и сарлыков происходит их скрещивание: если скрестить корову и сарлыка получится хайнык. А если скре-стить хайныка с сарлыком, то получится ортом. Вот такая блин арифметика. Так что, кто конкретно пасется на бескрайних степных просторах Монголии, сложно точно мне ска-зать.
Немного о Дужи, гид и организатор досуга туристов. Он сын генерального директора, студент третьего курса экономического факультета Иркутского политеха. Живет в общежитии г. Иркутска, а сейчас на каникулах и работает на турбазе гидом. В прошлом году, по обмену съездил на три месяца в США, работал и изучал язык. Вот он на фото – просто красавец. Не могу сказать, что это будущее Монголии, потому что Монголия разная, но то, что вырастет из него отличный человек и специалист, уверен. Всегда говорил, что человек полностью понимает иностранный язык тогда, когда он понимает шутки на этом языке, так вот Дужи понимает шутки на русском языке. Дужи это псевдоним, имя у него другое, не запомнил. Не знаю, как бы мой отдых был организован, не будь его. Все, что туристы захотят и пожелают, он готов был организовать, при этом и сам предлагал раз-личные маршруты для передвижений и это в тех нелегких условиях, когда обе машины базы были на ремонте. Если бы не его настойчивая просьба побывать на местном празднике в деревне на реке Хоро-Гол, разве мы бы увидели настоящую простую Монголию. Так что за работу ему твердая четвертка, а пятерка будет тогда, когда будет знать почему на Обо привязывают ленты и что они обозначают, чем отличается дикий як от сарлыка, хайныка и ортома!!! Монголы дружелюбная нация, мне попадались именно такие. Они по-доброму относятся к российским туристам, возможно сказывается наша помощь в советские времена. Кроме того из Ханха (население всего 2500 жителей) многие ездят в Россию. Так же думаю, что туристы из России дают возможность местному населению зарабатывать на жизнь, работая на турбазах. Я не видел за отпуск ни одного «косого» или не дружелюбного взгляда монгола или монголки. Еще по пути в Монголию, в бурятском Жемчуге, мы зашли в кафе в попытке позавтракать, там сидело семь человек бурят, опохмелялись пивом после какого-то национального праздника. Дело не в пиве, я его тоже пью, но вот их глаза и выражения лиц были до того враждебные, что мы с Валерой не сговариваясь повернулись и вышли, вывод – монгол это не бурят, они совсем не похожи по характеру…
На мой вопрос: вот в ОАЭ на государственном уровне заявлено, что в стране преступности нет, а как в Монголии с этим обстоят дела? Был такой ответ: преступность и тюрьмы есть, ближайшая к пос. Ханх находится в 350 км., но в основном сидят за кражи и хулиганку, очень редко, даже очень редко, за разбой или убийство. Ну вот, вернулись мы с экскурсии, сходили на обед, нужно было заняться до ужина полезно-познавательным делом. Взяли мы с ангарским туристом на три часа моторную лодку «Прогресс-4» производ-ства пермского судостроительного завода под подвесным импортным мотором 40 л.с. и поехали в устье, первой от нас к северу, речки - притоку озера Ханх изучать рыбные места. Несмотря на мой 25-летний стаж судоводителя, сказали, что лодкой должен управлять только монгол – это условие базы. Кстати инструкторов по рыбалке на базе нет, а рыбу монголы до недавнего времени практически не ели. Находил как то в отчетах, что стали появляться в поселке Ханх китайские сети и даже рыбу туристам стали копченую предлагать. Считаю, что нужно уже сейчас запретить сети немедленно, а то будет как в России и придется внукам нынешних монголов действительно отказаться от рыбы в своем рационе, из-за ее отсутствия!!! Через 15 минут хода на лодке мы были уже на месте. Река в устье не более 4-х метров в ширину и не более 30 см в глубину и ВНИМАНИЕ, стоит там не менее 50-и хариусов, небольшие, грамм по 250. Я им блесна разные, а они ноль внимания, а потом заметил, оказывается этот «лохматый-черный» хариус нерестится. Самка ложится боком, мелко трясет хвостом и мечет икру, тут же в струю с икрой подскакивают три «харю-зовых мужичка» и выпускают свое белое облако, т.е. оплодотворяют икру. Впервые видел это захватывающее зрение. Мы ходим по берегу, бросаем блесна, поклевок нет, но и рыба не убегает – просто мир не пуганной рыбы! Подходит тут паренек русский с другого берега, что-то насаживает на крючок и один за одним вытаскивает три хариуса. Спрашиваю, расскажи, на что же ты ловишь, а на что здесь еще ловить, только на хлеб, отвечает он. Хариуса и на хлеб – я был убит на повал! Видел в Монголии два вида хариуса, вот этот небольшой черный и озерный нормальной серебристой расцветки до 0,5 кг. Говорят что есть хпариус и больше весом, но я не видел… Одного черного харюзка я зацепил все-же тройником блесны за хвост, рассмотрел и отпустил, пусть растет. А потом мы с напарни-ком развернулись к озеру и в конце струи этого ручейка стали ловить озерного хариуса на блесны, он на белую Мепс третий номер, а я на желтую Аглия-лонг второй номер. За час по 10 штук выдернули, охотку сбили и поехали обратно на базу. Там их пожарили и ангарская семья с удовольствием съела. Не могу не упомянуть о расхожем мнении про монгольскую рыбу. До поездки меня информировали примерно так: вся рыба в озере заражена паразитами, так как ее очень много (ее никто не ловит и не ест) и вокруг озера пастбища крупного рогатого скота. Особенно поражен ленок, хариус в меньшей степени. Нельзя готовить рыбу на рожнах, только варить и солить. Могу подтвердить, что в каждом ручейке или речке притоке на севере озера действительно пьет воду или просто сто-ит в воде большое количество рогатого скота, скот должен пить он без воды не может, а возле юрт поилки отсутствуют. Получается что озеро Хубсугул само может очиститься от естественных природных загрязнений скота – вода в озере чистейшая. А вот озеро Байкал уже не может очиститься от ежегодно увеличивающихся искусственных человеческих загрязнений, видел что вода уже начинает цвести. С другой стороны знаю, что паразиты есть абсолютно во всех рыбах естественных водоемов. Сварив или хорошо прожарив рыбу, гарантированно уничтожаются все паразиты. В рыбе всего 37 видов паразитов вредных для человека, из которых мы видим только пять штук, остальные можно увидеть только под микроскопом, а всего в рыбе насчитывается гораздо большее количество паразитов, но ими уже болеет сама рыба и они для человека не вредны. Исследования 2008 года показали, что у рыб озера Хубсугул встречается немногим более 50-и видов парази-тов, что в 5 раз меньше, чем у рыб Байкала (опять Байкал, хотя обещал…). Спросил я у иркутян, едите ли Вы соленого хариуса их озера Хубсугул - да конечно говорят они, последние три года, с завидной регулярностью, после двух часов соления и никто еще не отравился, а вот омуля байкальского домашнего копчения «с рук» уже не покупаем.
На третий день я запланировал поездку в устье реки Хоро-Гол, проверить есть ли там ры-ба, повторяю, что инструктора нет на базе, поэтому все приходилось изучать самостоятельно. Предыдущий заезд иркутяне привозили свою лодку и лодочный мотор (разреша-ется за дополнительные сборы на таможне). Так вот они ловили хариуса в озере на мушку на глубине около 20 метров, имея под руками с собой привезенный эхолот и хариус попа-дался до 1,5 кг. А вообще ленок и хариус заселили озеро до глубины 50 м, а в 1956 г. туда еще завезли байкальского омуля, говорят зимой клюет.
Тогда подумал я, вот где деньги база теряет. На берегу лежат пять не востребованных гребных лодок (никто не катается), купить бы им съемный эхолот, типа моего Bottom Line Fishin Buddy 4200. Отъехал на моторе на 200 метров от берега, нашел и крикнул мужикам русским, что косяк рыбы нашел, сразу бы все лодки разобрали. Рыбаки они же за адрена-лином едут, а чем крупнее рыба, тем больше адреналина. Ну да ладно, по делу. После мо-их нравоучений, Дужи готовность лодки обеспечил ровно к 10-00, ну думаю исправились, оказалось исправились только в этот день и только со временем отплытия. Тут же в лодку к нам залазит монгольская семья с ребенком, по пути говорит мне Дужи. По пути, так по пути, тем более такие расстояния без дорог, а здесь полчаса (ехать 15 км) и они дома, мне не в тягость. Лодку взял на три часа, туда полчаса, обратно полчаса и два часа на изучение реки вполне достаточно. Едем, а на озере стоит туман, говорю молодому мотористу, как же ты ориентируешься, он показывает на воду, ну думаю «моряк ходил по озеру, моряк знает». Идем, солнце, просвечивая сквозь туман, то справа по ходу, то слева по ходу, то прямо. Понимаю, что идем большими зигзагами, смысл в этом отсутствует полностью, т.к. под нами глубина более ста метров, но молчу – моряк знает и не дело туриста с Урала указывать куда ехать! Тут он увидел (я такое количество птиц на природе увидел первый раз) большие стаи лебедей, уток и еще каких-то больших желто-белых птиц и давай за ними гоняться на лодке. Я ему кричу, не пугай птиц, пусть отдыхают, а он продолжает – молодежь, однако. Через полтора часа (зигзаги однако), мы выехали к берегу, семья давай всматриваться в берег, а с воды я понял что они ни разу место расположения своей юрты не видели. Едем тихонько, они все руками вперед показывают, потом радостно закричали, я тоже обрадовался, неужели приехали!? Но не тут-то было, оказывается они увидели су-хое примечательное дерево в заливчике и точно уже поняли, что ехали мы не в ту сторону от того места как уткнулись в берег поле зигзагов. Развернулись и вскоре нашли их юрту, которая с воды практически была не видна. Они очень обрадовались, а уж как я обрадо-вался что после двух часов отсидки в лодке, наконец поедем к цели моего путешествия. Через 10 минут как их высадили, подъехали к устью реки Хоро-Гол, но не доехав 20 мет-ров до берега мотор заглох и перестал заводится, догребли на веслах до берега. Таким образом, через два часа, вместо 30 минут я пошел изучать реку. Пройдя 2 км по реке, рыбы не нашел совсем, местные пацаны сказали что рыба вся вверху, здесь только налимы, они действительно несли налима на палке, которого поймали руками под камнями, значит монголы все же рыбу едят. Потом мне показали залив и сказали что здесь есть окунь, он не входил в мои планы, но на безрыбье… Поменял пяток блесен-вертушек, не клюет, па-цаны рассмотрев мои блесна сказали что на такие окунь не клюет, нужны небольшие ко-лебалки, а у меня маленьких нет, есть только огромные на тайменя. Перерыв весь арсенал нашел блесну кастмастер желтую не больше 2-х см в длину. Кинул туда же, куда и вертушки кидал и сразу поклевка, спиннинг «лайт» в дугу, фрикцион потрескивает, но леска 0,18 и я не беспокоюсь. Подвожу к берегу и вижу его бок. Я ловил килограммовых окуней, а этот по сравнению с ними монстром смотрелся, ну думаю фрикцион на катушке нужно бы ослабить. Я подумал, а монгольский окунь видимо соображал быстрее меня, резкий рывок и нет его вместе с блесной. Полчаса после этого «хлестал» заливчик разными вертушками – поклевок ноль. Собрались мы тогда домой, приходим, а мотор чихает на одном цилиндре и не хочет заводится. У моториста телефон сел, у меня только СМС, переставили его СИМку на мой телефон и связались с базой, они сказали, ждите, сейчас найдем УАЗ и вас заберем, второй лодкой помочь не сможем, т.к. на озере большие вол-ны. Моторист пошел в ближайшую юрту, где взял лошадь, потом на лошади поехал в дальнюю юрту, взял там свечной ключ и приехал к лодке, все так в Монголии очень про-сто, но долго... Выкручивание и продувка свечей не помогла, приехал УАЗ через пару ча-сов, в нем 4-е человека привезли один свечной ключ и свечи запасные, мне показалось, что свечи не от лодочного мотора. Замена свечей не помогла, вытащили лодку и поехали домой, но не сразу. Сначала водитель заехал по очереди в три юрты, это все его родствен-ники, выдалась возможность их навестить, и он воспользовался удобным случаем. На-чальник базы Баярху, а это он привез ключ и свечи, сказал, что в Монголии это почти как обычай, и если ты проезжал рядом с юртой родственника и не зашел попить чаю, то на тебя родственники могут обидеться. Не знаю, правда это или нет, Таким образом, мои три часа по-русски, спокойно перетекли в семь часов по-монгольски. Лишние деньги конечно с меня не взяли. Подозреваю, что это Баярху прихватил с собой бутылку водки, которую мы на пятерых, включая водителя, распили у третьей юрты. Сто грамм водки никак не помогло, а пара бутылочек местного монгольского пива "Боргио" за ужином, меня дейст-вительно расслабили - на вкус приятное, в меру крепкое, мне понравилось Водитель ко-нечно профессионал, я бы на УАЗ не смог так плавно ехать по бродам и валунам, на своей Нива - Шевроле запросто, а на УАЗ не смог бы… Он мне сказал, что для их местности лучше УАЗ нет машины по выносливости, наличию и стоимости запчастей. А так же он сказал, что они УАЗ ласково называют «Иван-Крузер», а я сказал, что у нас обычно еще говорят что УАЗ с помощью лома и «какой-то матери» можно запросто отремонтировать. Я долго смеялся над «Иван-Крузером», а он над «какой-то матерью». Все монголы матерятся на русском языке, на монгольском языке говорят грех материться - оставлю без комментариев. На фото на заднем сидении сидит четыре человека, нас впереди с водите-лем двое, итого получается шесть человек. Самое большое количество человек, которые посадил именно в этот УАЗ, именно этот водитель было 24 человека, это не для книги рекордов Гиннеса, а просто всем нужно было обязательно уехать и к счастью они все благополучно доехали. Понимаю что монголы небольшого роста и комплектации, но больше шестнадцати воображаемых человек я не мог расположить в УАЗ, включая четыре чело-века на передних сидениях и четыре человека в багажнике, если это пространство в УАЗ можно назвать багажником. Но факт был и Дужи мне его подтвердил! Так безрезультатно, по поводу рыбы, закончился третий день. Хотя почему безрезультатно, в трех км от устья, когда ждали машину, я нашел на реке участок длиной около тридцати метров с уклоном под 45 градусов и понял, что этот слив рыба преодолевает по большой воде весной, мечет икру в реке, там и остается, а только осенью скатывается обратно. Ангарский рыбак мне на следующий день подтвердил что действительно, километрах в трех выше этого слива, почти в деревне, есть первое приличное плесо, там хариус уже есть и клюет без остановок. Конечно, на базе начали утверждать, что это просто со мной какие-то проблемы на мон-гольской земле, никогда мотор ранее не ломался. Не согласен, я в этом смысле человек добрый, зла никому не сделал, сплю крепко, не вздрагиваю во сне за совершенные грехи. Хорошо, говорю, готов Вам поверить, но только если Вы мне докажете, что свечной ключ и запасные свечи из лодки исчезли тогда, когда я в лодку забирался! Вот на этой веселой ноте закончился очередной день, на завтра запланирована с ангарскими туристами поездка на ленковое озеро, никогда не ловил ленка, который является древнейшим видом фо-рели. Нужно выспаться, ехать два часа на УАЗ-буханке из них час по бездорожью, а едем с Баярху, у него сегодня правда день рождения, но он обязательно завтра нас повезет...
На следующий день, 30 июня, было все, как пожелал «бо», по-монгольски шаман. Баярху с утра не повез нас на рыбалку, видимо монголы тоже люди и с похмелья тоже болеют… Далее наступило ожидание «часа лошади» или проще поиск местного УАЗ-буханки, через час он был найден, в нем сидело три человека из которых один, моего возраста, знал около пяти слов по-русски, а два молодых говорили только на монгольском языке.
Наконец мы все же поехали на ленковое озеро, я пытался что-то спросить используя разговорник, то монгол меня не понимает, то я не понимаю что он отвечает. Необходимо знать, что многие монголы давно уже окончания своих родных слов не произносят и даже если они и поймут что ты спросил, их ответ понять сложно. Кстати в Инете нет хорошего разговорника для таких путешествий, где были бы уже предполагаемые короткие варианты ответов. Например, слово здравствуйте, монголы произносят «Самбай», «самба», слышал «сам» и только один раз услышал полностью все слово «самбайну». Доехали мы до реки Баян-Гол, на карте она нарисована большой дельтой, на самом деле эта ее дельта представляет «каменную реку», т.е. большой галечник, между которым просачивается вода со снежника горы Мунку-Сардык. Видно, что весной, при обильном таянии снегов или летом при сильном дожде ее русло составляет ширину не менее 50-и метров, а в этот раз оно было не более 3-х метров глубиной 15 см. На берегу пирамидой лежат четыре камня, приличного размера и веса, см.фото, молодой монгол подошел, поднял верхний камень, а потом мотая головой и виновато улыбаясь своему старшему, опустил его обратно. А тот, который постарше поднял его и очень быстрым шагом пошел к столбу расположенному в 20-и метрах от камней, обошел его по часовой стрелке и вернулся обратно положив камень на место. Так монголы проверяют свою мужскую силу, за этот пробег я назвал его «батыром», т.е. богатырем! Затем мы остановились на полчаса в степи, старший монгол захотел посмотреть тренировку скакунов и поболтать со своими знакомыми, потом мы за-ехали в юрту к его родственникам, потом он сходил в другую юрту и взял лопату штыковую без черенка. Вот так не торопясь, по монгольским правилам общения, через три часа (а чистой езды не более двух) мы были на ленковом озере. Красивейшее озеро, я опускал блесну до счета тридцать и не достал дна, значит глубина более пятнадцати метров и это при ширине не более сорока метров! Ленок в озере плещется как мелкая рыба на мели за мошкой, одновременно в пределах видимости выпрыгивало не менее десятка рыб. На предлагаемые нами в течение часа различные вращающиеся блесна, ленок отвечал пол-ным отказом. Я переделал спиннинг в поплавочную удочку с дальним забросом, старший монгол переживал, что не клюет (переживал искренне) и среди камней накопал мне не-сколько червей, но червей ленок тоже проигнорировал, видимо черви до озера не допол-зают, и в рационе ленка отсутствую, та же картина повторилась и при насадке паутов, которые в руках принес все тот же «старший». Паутов в Монголии за неделю я видел только на этом высокогорном озере.
Сел и говорю себе, 40 лет ловишь рыбу, 4000 км проехал до этого озера, а поймать желанную рыбу не можешь, думай. Напряг трезвые извилины и придумал. Перевязал снасть, на конце привязал тяжелый плавающий поплавок (бомбарду), а в метре перед ним на повод-ке привязал обыкновенную бело-коричневую сухую харюзовую «муху». И тут же начались поклевки, поначалу ленок клевал даже на неподвижную мушку, небольшие до 500 грамм, но как было приятно тянуть ленка на леску 0,15! Руки трясутся, я радостно кричу, «старший» тоже приободрился и вместе со мной искренне радуется. Потом они принести сухой паек в виде чебуреков, разожгли костер, но какие чебуреки могут быть, когда рыба клюет, а времени остается совсем немного… Начал накрапывать мелкий дождь и наконец ангарские туристы тоже поймали на белую вращалку пяток ленков. Эти ангарские туристы была уже на этой базе три года назад, ловили хариуса на Хубсугуле и на реке Хоро-Гол, а сейчас приехали специально, чтобы половить ленка, завидую я им в этом смысле, сел в машину рано утром дома и к обеду ты уже в Монголии. А я продолжил эксперимент уже с мокрыми мухами и на пятой мухе попал в цель, снова начались поклевки. Потом только на эту муху (она на фото) я и ловил хариуса в озере Хубсугул, облавливая с прича-ла иркутян и ангарцев. Чебуреки ели уже в машине на обратном пути, потом машина про-валилась в болото, просто молодой не опытный водитель опоздал с включением блокировки. Лопата без черенка, для откапывания такой большой машины из болота, конечно же не помогла. Долго объясняли монголам что такое вага, кочевник на лошади (как обыч-но взявшийся из неоткуда) притащил волоком за лошадью жердь которую мы благополучно сломали. Потом сбегали молодые монголы уже за настоящей вагой, мы приподняли задние колеса за ступицы, подложили всякого деревянного лесного хлама и выехали из болота. По-моему они первый раз увидели, что можно поднимать колеса УАЗ вагой, обычно они стараются вытолкнуть руками или вытянуть второй машиной. Далее все по плану «старшего», заехали в одну юрту и отдали лопату, заехали во вторую юрту, где он и остался, а мы поехали на базу.
Ложка дегтя на данную экскурсию, а как без этого, обещал же быть объективным. Аренда УАЗ на однодневную рыбалку на ленковое озеро стоит в два раза дороже, чем одноднев-ная рыбалка на рыболовном катере в Объединенных Арабских Эмиратах или дороже трех приготовленных целых баранов или дороже чем приехать на такси от Иркутска до Монд 320 км. Не знаю, может цены сформированы с исходя из того, что в УАЗ залезут 24 рус-ских, а может чтобы всего ленка не выловили, не о цене я хочу рассказать! В конце кон-цов, у каждого туриста есть право выбора: поехать на своей машине, сходить в поселок и самому договориться с местными водителями, не ездить за ленком, а ловить хариуса на базе, не ездить в Монголию за ленком и др. Рассуждаю вслух:
- Должна быть экскурсия, а не трансферт. Если тебя сопровождает местный человек ко-торый знает пять слов на русском, это уже не экскурсия. По правилам нужно уменьшить оплату.
- Начало «экскурсии» запланировано в 10-00, а уехали в 11-00 без изменения общего времени экскурсии, давайте вычтем час из оплаты.
- «Экскурсия» рассчитана на целый день, а уехали пораньше чтобы «старшего» завезти к своим родственникам, еще полчаса вычитаем из оплаты.
- час туда мы потратили на то, чтобы удовлетворить запросы «старшего», это монгольский обычай, нужно соблюдать, согласен! Но зачем из туристов спонсоров делать, давайте вы-чтем этот час из оплаты.
Итого получается, что из возможных четырех часов рыбалки нам досталось только два часа, а остальное «обязательная спонсорская помощь», поэтому в данном конкретном слу-чае «экскурсия» не может стоить более 50% от первоначально объявленной цены. Ну вот «выпустил пар» и легче стало, продолжим отчет.
Ангарские туристы вечером в столовой ела жареного ленка и очень нахваливали. А я по приезду с озера, на четвертый день своего отдыха в иностранном государстве впервые решил опробовать монгольскую местную водку, т.к. по большому счету все в Монголии срослось, ничего моему отдыху не угрожает, чувствую себя в безопасности, можно не-много и расслабиться. Монгольской самодельной водки «Архи» не попробовал. Дужи рассказал, что она не крепкая и пьется как сок, а потом бульк головой об подушку и два дня ничего не помнишь. Нет, думаю я, мне эти два дня очень нужны и попробовал простую фабричную водку, на этикетке большой логотип цифры «1», все русские туристы ее назы-вали водка «Первый канал». Нормальная водка (моя голова на следующее утро это под-тверждает), очень надеюсь, что монголы еще не знают, в отличие от русских, что водку можно делать из суррогата травя своих сограждан, но делая деньги. Пьяных монголов я не видел, видимо потому что по поселку не ходил, а на базе пьяный обслуживающий монгольский персонал увидеть невозможно. Пытался отклеить этикетки, замочил пустые бутылки, положив их горизонтально в полиэтиленовый мешок с водой, у пива этикетка отклеилась, а водочная этикетка никак, видимо используют клей не на водной основе. Но обнаружил интересный момент, за два дня вода просочилась в пустую бутылку до поло-вины. При этом в горлышке стоит специальный шарик, как говорят гарантия от подделки, оказалось ерунда, можно и в бутылки с шариком налить дрянь.
Немного о деньгах, хотя я всегда говорю, что если откладывать по три тысячи в месяц можно съездить практически в любую точку Евразии. Отдых в юрте стоит 650 руб. в сутки с завтраком. Обед и ужин заказывается по желанию туриста, с трехразовым питанием получается 1050 руб. в сутки. Если никуда не ездить, жить в юрте, а хариуса ловить с пир-са не территории базы, то больше никаких затрат нет, большинство иркутских и ангарских туристов так и делают. Можно конечно еще душ горячий принять за 70 руб., пиво купить за 60 руб. или водки за 200 руб. Хочу заметить, что на базе все «по-честному», выписывают товарный чек, бланк монгольский, но все оказанные услуги и суммы указывают на русском, удивлен. На Байкале ехал на «Ракете», так с меня, и еще с 15 человек, туда по 250 руб. и обратно по 250 руб. на выходе взяли «черным налом» и не поморщились. Средний инженер в Улан-Баторе зарабатывает 5-6 тыс. рублей на наши деньги в месяц, на горнообогатительном комбинате зарплата может составить и 25 тыс. рублей в месяц, офици-антки на базе за полмесяца зарабатывают около 3,5 тыс. руб. Думаю что вторую половину месяца они работают на другой турбазе… Если уж закончить с рублями, то нужно сказать что все расчеты на пограничном переходе (при необходимости) и на турбазе идут в руб-лях. Я брал с собой 300 дол. США, сказали мне, возьми на всякий случай, так я еле угово-рил на базе взять их у меня в качестве оплаты, просто курс обмена их устроил.
Заехав в магазин поселка, мы увидели ценники на монгольские сувениры тоже в рублях, рублями и рассчитались. Выбор сувениров на базе и в магазине небольшой, это не Улан-Батор. Увидел на брелках и на кружках - идет по озеру Хубсугул флагман монгольского флота теплоход «Сухэ-Батор», чуть больше размером нашего «речного трамвая». Ну про-сто никак визуально я не могу вписать в природу озера этот теплоход. Максимально, что могу представить, так это яхту с белыми парусами, поэтому данный сувенир мною был сразу же «забракован» и не куплен, как чуждый для данного места элемент! Спросил я у Доржготова, а какой строй сейчас в Монголии и тут же подумал, а зачем мне это. Если этот строй позволяет сохранять природу, дает возможность русским туристам здесь отдыхать, значит это хороший строй! Ответ Доржготова был такой: из того что можно прива-тизировать, около 70 процентов в Монголии уже приватизировано, многие кочевники - скотоводы уже имеют наемных работников, поэтому скорее всего Монголия идет в капитализм, но своим путем. В предпоследний день я говорю: Дужи, я прожил в Монголии не-делю, а монгольских денег не увидел, короче выпросил у него бумажные монгольские дензнаки на общую сумму 120 тугриков, что на наши деньги будет менее 3-х рублей. На шутку отдать за них пять рублей, он ответил шуткой - в Иркутске трамвайный билет стоит 12 рублей, куда я с твоими тремя рублями!
Три дня я колебался, сделать или нет восхождение на гору Мунку-Сардык, самая большая гора Восточных Саян высотой 3491 метра, вот она на фотографии, со своим снежником в виде большой чаши. Монголы ее называют Хаан Мэнгэ Сарьдаг, дословный перевод с монгольского «Серебряная гора, покрытая вечным снегом» говорят, что там живет Мэнгэ-тэ – белый господин, хозяин озера Хубсугул и Монд. По этой вершине проходит монголо-российская граница, там очень сложные метеорологические условия очень часто бывают электрические бури. Меня конечно уговаривали, говорили что на прошлой неделе 60-и летний русский турист за день туда - обратно сходил авто-конно-пешим маршрутом. Но сложив все на весы: ни разу не делал восхождение на гору (но очень хочу), ни разу не ез-дил на лошади (тем более на монгольской), мое внутричерепное давление может запросто «выскочить наружу» от перепада атмосферного давления и недостатка кислорода – принял компромиссное решение. Буду подниматься на гору Баясгалан-Уул высотой 2361 метр, тоже авто-конно-пешим маршрутом. На следующий день ровно в 10-00 уже стоял на базе мелкий грузовик китайского производства нагруженный досками. Удивился точности прибытия автотранспорта, а что грузовик, так мне все равно, ехать то в кабине, а не на досках, обрадовался (много ли человеку для радости нужно) что сначала нас завезут, а уж потом доски поедут выгружать! Дужи сам не смог поехать (у него 30 человек заезд, нужно обслуживать), поэтому в качестве гида-переводчика предложил мне 19-и летнего Оно (ударение на первую букву), студента первого курса того же Иркутского политеха. Он приехал к своей девушке работавшей на турбазе, глаза этой молодой монгольской девуш-ки были до того выразительные и добрые, что я сказал: Оно тебе очень повезло с девуш-кой! Конечно Оно не Дужи, но с проводником, говорящем только на монгольском языке, я бы просто не поехал, а поговорить с кем…? Дужи изъявил желание проехать с нами на машине до проводника с лошадьми и вернуться обратно, я был только рад, можно опять его помучить своими вопросами про жизнь монгольскую… По степи проехали хорошо, заехали в лес и в первой же луже грузовик сел, блин и смех и грех. Ладно хоть у каждого монгола есть сотовый телефон и проводник с двумя дополнительными лошадьми, ожи-давший нас у подножия горы, приехал через долину за нами. Садиться на коня нужно только с левой стороны, нельзя подходить к лошади с правой стороны или сзади, лошадь понукают по-монгольски - Чу-Чу. Русских коней останавливают командой «Тпрууу…», а вот для монгольских лошадей такой команды нет, просто молча натягиваешь поводья. Взобравшись на лошадь (монгольские лошади небольшого роста), подогнув свои длинные ноги, а ниже стремена и не опускаются, попытался сдвинуть лошадь с места (все по науке, Чу-Чу), а она поводья из рук вырывает и ест, ест и ест молодые побеги кустарника. Мне с одной стороны жалко ее, голодная наверно, а с другой стороны ехать нужно, так уже час времени потеряли. Тогда проводник взял моего коня за уздечку и мы, хотел сказать поска-кали, но… Мы на лошадях пошли быстрым шагом, сначала по долине, а потом в гору. Уже минут через пять проводник отдал мне поводья, и я поехал самостоятельно. Когда шли в гору, мой конь на ходу умудрялся откусывать снова листья (два других коня не тро-гали эти листья), думаю что нашли тогда мы с конем общий язык. Я позволял ему срывать на ходу листья, а он не переходил с быстрого шага на бег рысью, когда ты как мешок ударяешься своей задницей об седло «до сотрясения мозгов». Примерно часа через полтора перехода на конях по лесу, кустарнику, камням и мелким болотцам мы уперлись в склон под 45 градусов и оставшиеся 300 метров кручи преодолевали пешком. Проводнику 36 лет, он всю дорогу развлекал нас своим пением, очень хорошо поет, на вопрос про что песня, ответил улыбаясь - про любовь. Мне на ум пришла только одна подходящая для этой ситуации песня «Степь, да степь кругом», которую я с удовольствием исполнил. Об-ращаю внимание в данной ситуации акцент не в правильности исполнения, а именно в удовольствии. Ты едешь сам на монгольском коне (потомке тех самых коней Чингисхана, которые добежали до Бреста), по монгольской девственной природе, а вокруг не души и ни гремящей техники. Преодолев пешком последний склон мы оказались на плоской вершине этой горы, где так же сложено Обо. Спросил я проводника, а вы сами приходите сюда. Да, отвечает он, приходим с кобылами, попросить Бо чтобы жеребенок здоровым родился… Вид с горы на озеро конечно замечательный, представляю какой вид открывается с Мунку-Сардык, но… Обошли мы Обо три раза, положили три камня и подарки, осмотрели окрестности в бинокль проводника, сфотографировались, я поснимал горные верши-ны Восточных Саян, посидели вздыхая этот горный воздух и думая каждый о своем, красота да и только. Проводник не курит, а мы с Оно покурили, и я попросил его окурок не бросать (жалко мусорить такую чистоту), а положить мне в пустую пачку из-под сигарет, которую я специально в качестве мобильной пепельницы захватил с собой. Был очень рад, когда проводник, через Оно, сказал что я хороший человек. Иду я значит после этого по горе такой весь гордый от похвалы «настоящего монгола», руками размахиваю, показываю Оно на озеро и горы и тут же получаю от проводника замечание, что нельзя в этом святом месте руками размахивать. Ну блин, опять попал, хорошо думаю, буду делать как проводник, сложил руки за спиной как у него и спрашиваю через Оно, а так нормально. Проводник оглянулся, улыбаясь (прошу заметить, опять улыбаясь), да так даже очень нормально, мир между русским и монголом был восстановлен! Спустились мы с вершины к своим коням и решили перекусить тем, что на базе в сухой паек положили. Хлеб, мясо, помидоры, огурцы, оладьи, лук, а вот соль и воду они забыли положить. Оно нарезал по-мидоры и все остальное, я как обычно в походах, беру дольку помидора руками и ем. Смотрю, проводник отрезает пластиковым ножом помидор мелкими пластиками и ест не спеша. Спрашиваю Оно, опять я что-то не то делаю, нельзя наверно у священной горы помидоры есть руками! Тут уже Оно засмеялся, можно есть помидоры и все остальное как хочешь, правил на этот счет нет, просто проводник первый раз в жизни пробует помидор, хочет понять его вкус (жаль, что без соли), а я священная гора, священная гора! Кстати не очень удивился, но не растут в Монголии помидоры, что тут поделаешь! Думаю, что если бы на прилавке Перми появись мясо с этикеткой «Сарлык», без пояснений баран это, коза или корова, так же осторожно я стал пробовать мясо сарлыка и сравнивать его с мясом знакомых мне животных, но не растут в России сарлыки, что тут поделаешь! Еще один момент. У меня оставалось в пластиковой бутылке немного воды из буфета, мы ее по че-стному разделили на троих. Проводник спрашивает, зачем воду покупать, когда в Хубсугуле очень много чистейшей воды, пей не хочу. Оно попытался ему объяснить что это просто бизнес, но он все равно качал головой и удивлялся. Подумав над замечанием проводника, я действительно последние два дня пил воду из озера, вкусная… Обратный путь прошел так же легко и не принужденно, за исключением мозоли на пятой точке. Думал что один я такой нежный, но нет, смотрю Оно уже куртку с себя снял, на седло положил и все равно ерзает по седлу и на рысь не переходит, тоже городской житель оказался. Въе-хав на коне на территорию базы, делая вид, что уже бывалый наездник, развернул своего коня, управляя одной рукой, лихо спешился и рассмеялся над собой, т.к. прямо поставить ноги при ходьбе не могу. Подарил проводнику свои старые, но из чистой кожи, велоси-педные кожаные перчатки и поковылял в столовую. Мозоль через три дня у меня прошла, а впечатление от похода и фотографии на всю жизнь останутся! При планировании поезд-ки хотел совершить конный поход от турбазы в Дархадскую долину, больно уж там кра-сивая природа, та и таймень там водится, в озере Хубсугул и его притоках тайменя нет. Нет не съесть тайменя мне хотелось, а поймать сфотографироваться и отпустить. Самого большого тайменя поймал на реке Чусовой в 1983 году, он был на 6,6 килограмм, вот с тех пор и мечтаю обновить свой рекорд. Но когда узнал что путь по болотам и горам на конях составит 100 км и ехать нужно три дня, отказался от этой затеи, а после этого однодневно-го похода на конях получил еще одно подтверждение правильности принятого решения.
В этот день, пятница, как раз был заезд и семь рыбаков из Иркутска и Ангарска с пирса ловили хариуса, он небольшой 250 – 350 грамм, но поклевывал. Посмотрел я их снасти, немного грубоваты, толстая леска, поплавок грузоподъемностью от 10 до 20 грамм и «книжная» оснастка из пяти грузил, свинцовых шариков, уменьшающихся в диаметре к крючку. В общем, вся оснастка «заточена» для дальнего заброса, на конце мокрая мушка, форму и цвет я не разглядел. Ну думаю, не попробовать ли мне ту уловистую мокрую мушку, на которую ленок клевал. Поставил на свой спиннинг леску 0,15, поплавок с гру-зилом 4 грамма и мушку привязал, она на фото, ничего не подсаживал на крючок. Забросил на 20 метров, даже не надеялся на поклевку, т.к. на озере гладь, ветра нет совсем, глубина всего 1,5 метра, а больше и не сделать. У пирса, как в аквариуме видно, что ходит хариус у дна, на глубине около пяти метров. Иркутяне говорят, не обязательно у дна ловить, он сам поднимется, если мушку увидит. И тут же поклевка, вытаскиваю, бегу за мешком, закидываю, снова вытаскиваю и т.д. Тут один рыбак подходит, покажи мушку, другой подходит, третий хочет поглядеть мушку, всем охотно показываю, т.к. рыбы много, вывозить ее из Монголии нельзя, а ловить, больше чем можно съесть, вряд ли кто будет. Тем не менее, у них поклевывает, но гораздо реже. Минут пятнадцать перерыв, потом опять поклевки, конечно иногда поддергивал мушку или медленно подтягивал, не в аква-риуме все таки ловишь, но тем не менее за час до ужина я поймал 20 штук хариусов. Я был в шоке. Мы в Пермском крае едем 300 км на своей машине, потом 30 км на УАЗ, за-тем пешком по тайге оставшиеся пять километров до реки, в надежде поймать хотя бы столько же за один день. Рыбу не ем, поэтому всю отдал в столовую, после этого в суббо-ту и воскресение утром и вечером, каждый раз за час, я ловил 15-20 хариусов. Больше не было времени, экскурсии однако, да и зачем больше ловить, впервые в жизни я ловил столько хариуса, сколько хотелось поймать, а не до изнеможения или до «пока рыболов-ная корзина не наполнится, не уеду с речки».
В субботу, в ожидании генерального директора (см. «Час лошади»), которого нужно было перевести на другой берег озера (25 км на резиновой лодке под мотором), я немного поза-горал. Загорать на озере можно с 12-00 до 16-00 при отсутствии сильного ветра, думаю что за два дня можно даже обгореть, солнце очень яркое, даже в очках приходилось щу-риться. Загорать можно, а смысл, когда вокруг не познанная страна Монголия. Пару часов за неделю я все же выделил личного времени на загар, расстелил коврик и лег у юрты, нет ни комаров, ни мошек ни паутов, только мелкие мухи щекочут, да муравьи ползают, кро-ме меня никто из отдыхающих не загорал. Мы должны были доехать до устья реки Хот-ны-Гол, а дальше Доржготов идет в горы. Уже тогда все, правда шепотом, говорили, что видимо на турбазу приедет президент Монголии и Доржготов едет готовить плацдарм для его отдыха. Действительно после моего отъезда на турбазе «Край земли» с 19 по 21 июля отдыхал президент Монголии Цахиагийн Элбэгдорж. До него ни один из руководителей монгольского государства не был на озере Хубсугул. Не самое важное, что он отметил ра-душие хозяев и отличные условия проживания (невозможно даже и представить, чтобы президенту не сделали отличные условия проживания и отдыха!), а важно то, что прези-дент оставил запись в книге посетителей турбазы. А вот мне, первому туристу на этой базе с Урала даже и не сказали, что такая книга есть, я обязательно бы сделал запись! Но вернемся к поездке. На той стороне озера мы сначала высадились и побродили на полу-острове который называется Долоон-Уул с вершиной высотой 2100 метров, это заповед-ник и охота с рыбалкой там запрещена.
Доржготов был в фуражке времен нашей гражданской войны. Это фуражка барона Унгер-на ответил он, а я к сожалению и не знал такого. Пришлось опять обратиться к Инету. Да, действительно есть такой исторический факт, Ургу (столица Монголии, ныне — город Улан-Батор) от китайских оккупантов освободил русский белый генерал-майор барон Роберт-Николай-Максимилиан (Роман Фёдорович) Унгерн фон Штернберг. Первый штурм города был в октябре 1920 года, был рассчитан на внезапность но не удалась, не удался в ноябре и второй штурм. Перед третьим штурмом Унгерн направил в город небольшой отряд, который выкрал арестованного китайцами правителя Монголии Богдо-гэгэна VIII. После этого «Азиатской дивизией» Унгерн был осуществлён третий штурм, 03.02.1921г. столица была взята и независимость Монголии была восстановлена. За заслуги перед пра-вителем Унгерн был пожалован титулом «цинвана» (сиятельный князь) и хана (обычно доступный только чингизидам по крови) со словами «Возродивший государство великий батор, командующий».
Так почему же белый генерал решил освободить Монголию? Конечно арестованный мон-гольский монарх, несколько раз обращался к Унгерн с просьбой об изгнании китайцев из Монголии, но это же не повод в 1920 году, идет гражданская война в России, вторгаться в Монголию и штурмовать столицу. Историки до сих спорят и пишут свои статьи, а как же им не спорить, это же их хлеб насущный. Изложу ту версию, которая больше мне по ду-ше. Сам барон в красном плену говорил, что поход планировался как глубокий рейд в Бурятию, в тыл наступающим красным войскам. При этом он был автором идеи реставрации монгольской монархии в границах империи основанной Чингисханом в 1206 году, а это территория от Дуная до Японского моря и от Новгорода до Юго-восточной Азии. Поэто-му, скорее всего целью похода барона Унгерна было претворение этой идеи в жизнь. Рос-сия должна была единодушно восстать, а монгольская монархия должна была ей помочь изжить революцию…
Природа и открывающиеся виды были удивительными, синяя прозрачная вода и зеленые сопки – глаз не нарадуется. Далее пошли вдоль береговой линии и подошли к устью реки Хотны-Гол, около минуты идем тихим ходом и все это время видно, что дно озера в рыбе, ленок или хариус не понял. Стоит и ловит пищу которую река принесет, от мотора не бежит – мир не пуганной рыбы. Немного не доехали до места, т.к. было мелко, Доржготов сначала по древнему обычаю вспрыснул на землю водку, задабривая духов, потом мы с ним выпили по 30 грамм и я поехал обратно. Блин опять первый раз в жизни я поступил не так как обычно. Вот оно «море» рыбы, удочки и снасти с собой, лови, а зачем, а смысл… Не стал даже доставать удочки развернулся и поехал на базу. Быль расскажу. Время пятый час, солнце светит ярко, когда остановились в устье, даже раздеться до пояса хотел. Еду в открытой лодке без ветрового стекла, на озере полный штиль, скорость около 35 км/час, на себе одето термобелье, флисовая куртка, летняя куртка и еще жилет спасательный сверху, холодно, но терпеть можно. А холодно от воды озера, температура в ко-тором не более 12 градусов, поэтому и прозрачная, поэтому и не цветет. Через 15 минут у меня стала «синеть» рука держащая румпель, перчаток то нет, перчатки то подарил. За-вернул руку в противогазную сумку, в которую рыбу складывал, еду дальше. Еще через 15 минут меня начинает всего трясти от холода. Заглушил мотор, постоял 10 минут отогрел-ся, одел сверху жилета еще прорезиненную куртку и опять поехал. Подъезжая к берегу, был опять весь в ознобе. На берегу уже приготовили для иркутян хорхог и мне дали от него выпить горячего бараньего бульона. Сразу отогрелся, это вам не водка, сбросил одежду и в футболке с коротким рукавом пошел ловить хариуса с пирса. Вот такое разное озеро Хубсугул. Приготовление хорхога - монгольский ритуал и не каждый его сможет хорошо приготовить. Раньше его готовили в козлиной шкуре, а теперь используют 30-и литровую флягу. Берут мясо целого барана, во флягу засыпают часть баранины, которое сначала проваривается, а потом добавляют остальное мясо, пересыпая его камнями прямо из кост-ра. Пар из фляги идет как от паровоза, мясо термически обрабатывается настолько, что становится сочным и нежным, подтверждаю, очень вкусное мясо, а особенно горячий бульон.
Завтра воскресение, последний день моего отдыха в Монголии, в понедельник с утра нужно уже ехать на границу. Можно было бы и еще пожить, но я умудрился за неделю посмотреть все, что можно в окружности 50 км от базы посмотреть. Остальные досто-примечательности или повторение увиденного мною, или очень далеко. Вечером с Дужи посидели и ни какой стоящей экскурсии не смогли спланировать на последний день: на окуневое озеро где окуни клюют по два на одну блесну не интересно, трястись полдня до горячего источника смысла нет. Жаль, но придется видимо просто отдохнуть, позагорать и половить хариуса между глоткам прохладного пива «Боргио». Но на мою удачу через полчаса Дужи снова приходит в юрту и предлагает поехать на деревенский праздник в Хоро-Гол, там будут отборочные скачки для соревнований уже в аймаке (области), а так же можно увидеть национальную монгольскую борьбу – какой разговор, конечно еду, а позагораю у себя на даче!
Утром на двух УАЗ шесть туристов и Дужи поехали на экскурсию. Дорога уже знакомая, на ленковое озеро ездили, часть грунтовой дороги, часть по берегу Хубсугула, через три сухих русла речек с булыжниками, две речки глубиной до 0,5 метра и шириной до 10 мет-ров вброд переехали, а в самой деревне через речку Хоро-Гол стоит деревянный прилич-ный мост. Кроме коней и УАЗ, современные монголы ездят на мотоциклах без коляски, в основном китайского производства. При этом мотоцикл обычно капитально нагружен, три человека семья и пару сумок багажа, эдакий гриб на двух колесах. Сначала мы останови-лись посмотреть финиш одной из скачек. Жеребцы и мерины соревнуются по возрастным категориям, 3 года, от трех до шести и больше шести. Наездником может быть только ре-бенок от пяти до 12 лет, во время соревнований скачут без седел, лошадей монголы не подковывают. Сначала всадники преодолевают быстрым шаком около пяти километров на линию старта, а потом скачут 10 километров. При этом почет и уважение не мальчику ко-торый выиграл, а лошади и его хозяину, их называют еще тренерами. На финише обычно тренер старается приблизиться к своей лошади (не соприкасаясь с ней, а со стороны) и дать своими командами дополнительное ускорение лошади. Вот так все сложно. Пацаны, заметил, участвуют в течение дня не в одном, а в нескольких заездах по возрасту скакунов и в каждом заезде рысью (скачут очень быстро), за 15 минут преодолевают 10 километров без седла, это получается 40 км/час. Последним пришел мальчик, маленький, худенький, мне даже показалось что ему меньше 5-и лет. Нужно было слышать, как его подбадривали зрители, я почти прослезился... В это время я ловил и ловил лица простых монголов, тру-жеников степей. На празднике девушки на лошадях тоже были, но не только на празднике. Дважды в степи на работе видел мать с дочерью на лошадях. После этого мы поехали в деревню, где должны были состояться показательные выступления борцов. Дужи купил каждому по четыре чебурека и принес бидон монгольского чая. Чебуреки мясом от турбазовских не отличаются, а вот тесто на базе было более русское. Молодые монголы одеты просто, по современному и играли волейбольным мячем в игру, которая в нашем детстве называлась «картошкой», тут же стоял УАЗ-буханка и две монголки торговали китайским и русским трикотажем. К нам подошел попить Цай большой, серьезный и очень загоре-лый монгол, как оказалось чемпион аймака 2008 года по борьбе. С его разрешения, пере-вод Дужи, я сделал его портрет. Потом был вопрос одной нашей туристки, почему Дужи ты почти белый, только немного смуглый, а этот монгол – борец такой коричневый, это что другая народность? Ответ, нет это просто монгольский загар, сейчас он выйдет бо-роться и вы все увидите. Действительно, после того как он одел комплект для борьбы, см. фото, оказалось что тело у него обыкновенное, а вот лицо и кисти рук просто очень силь-но загорели. Как тут не вспомнить мой рыболовный ежегодный весенний загар на льду, точно так же, голова и руки загорелые, остальное белое. Буду его сейчас называть не рыболовным, а монгольским загаром. Со слов Дужи монголы не любят загорать, да и в сол-нечных очках я ни одного простого монгола не увидел, привычка однако. Были на празд-нике люди в красивой национальной одежде, были в современной красивой одежде приезжие из центра аймака, были в старых засаленных летних халатах «Тэрлэг», в ватных теплых халатах «Ховонтэй дээл», новых и стоптанных кожаных сапогах. Простой обыкно-венный деревенский праздник, ничего показного, все как есть. Нами никто не интересовался и не приставал с расспросами, просто бросят взгляд и все на этом. Увидели на празднике представителя монгольской полиции, их в Ханхе два человека, и милиция и ГАИ и группа быстрого реагирования в двух лицах. Настоящей борьбы мы не увидели, было только небольшое шоу. Два бывших чемпиона вызывали желающих на поединок из местного населения и комплектовали из них пары, которые уже боролись между собой. Один парень изъявил желание побороться с самим чемпионом, один взмах руки и парень уже был на земле, да еще проехал лицом по траве, получив ссадину. Победитель гордо шлепнул проигравшего рукой чуть пониже спины, покрутился, подняв руки и изображая орла, такой обычай, и отпустил его «зализывать раны». Все туристы были очень довольны, что поехали на этот праздник, на обратном пути мы остановились чтобы сделать пару снимков гор, окуневое озеро Хухс-Нуур, монгольские цветы и «Камчатский чай». На од-ном из бродов, который я проезжал уже четвертый раз, как обычно стояли три хариуса…
Вечером на базе был устроен небольшой праздник, в буфете можно было купить на выбор шесть алкогольных и четыре безалкогольный коктейля, а после ужина была дискотека. Даже я не усидел и парочку танцев «сделал», подарил свои рыболовные весы, рулетку и топографическую карту озера, а так же расписную чайную деревянную ложку. Познакомился поближе с иркутскими и ангарскими туристами, узнал как ловят хариуса на ангаре (так же как мы леща на «лежни» ловим, только там течение быстрее нашего), получил со-вет обязательно съездить в Тибет. Получил «выговор» за то, что всех в последние два дня обловил и сказали мне, что у меня по лицу видно - добрый и общительный человек. Не знаю, не знаю, но как говорится что у трезвого на уме, то у пьяного на языке. Конечно поздно лег спать, будильника нет и на следующий день в 8 часов не встал, как планировал, а УАЗ уже ждет, удивительно но ждет. Меня разбудил директор базы, собрав рюкзак, выложив не пригодившиеся пакеты с кашей и пюре, В 9 часов я вышел из юрты. Ну что говорю Дужи, вот я и научился немного жить как монгол, всю неделю у Вас был «Час лошади», а сегодня наступил наконец-то мой «Час лошади»!!! Все слова благодарности были сказаны Дужи накануне вечером, поэтому пожав ему на прощание руку, сел в УАЗ и поехал на границу. В качестве сувенира подарил водителю магнитную наклейку с изображением «пермского медведя», а его сыну простой налобный фонарик. На монгольской границе скороговоркой выпалил продиктованную Дужи и записанную в блокнот скороговорку: байлюз бахгуи, буу бахгуи, галуу бахгуи, хартамхи бахгуи, мах бахгуи, угуй, угуй! Что в переводе на русский означает: хариуса, оружия, гусей, наркотиков и молока у меня нет, ничего этого нет. Монгольский пограничник понял и рассмеялся, а монгольская таможенница выполнила свои обязанности на 100 процентов. Мне даже показалось, что она просто решила с моей помощью изучить специфические русские слова, т.к. каждое мое слово она повторяла два раза. Вот эти слова: аптечка, блесна, сувенир, палатка, спальный мешок, тубус, спиннинг, куртка рыболовная, термобелье (это слово ей особенно понрави-лось), фотоаппарат, еще один фотоаппарат, тонометр, зарядное устройство для аккумуляторов фотоаппарата, флисовая куртки и т.д. Все это сопровождалось моим изъятием вы-шеуказанных предметов из рюкзака и его карманов. На дне рюкзака лежали болотные са-поги, и как то грустно она повторила за мной «болотные сапоги», дав понять, что очень жаль ей, что все мои вещи закончились. Взяла паспорт и через две минуты мне его верну-ла с отметкой, не забыв по-русски сказать «до свидания», на что я ей по-монгольски отве-тил баярлах (спасибо) и монголо-русский мир был восстановлен! На российской таможне меня заставили заполнить декларацию, в которую я вписал два слова рюкзак и тубус - за время моего отдыха вышел новый приказ и даже если нечего декларировать, все равно декларацию нужно заполнить. С той стороны меня уже ждал Валера на автомашине и за-грузив вещи мы поехали на озеро Байкал, но это уже другая история... Всю дорогу меня сверлила одна мысль, господи, как же хорошо я отдохнул в Монголии.
Ну и как обычно, в конце каждого отчета эпилог. Впервые за последние 10 лет написал такой объемный отчет, видимо просто есть что рассказать внукам… Много выводов было уже сказано в отчете, поэтому коротко. Готов ли я еще раз поехать в северо-западную Монголию. Признаюсь, что в первый раз за последние 10 лет задумался над тем, что готов отступить от своего правила «Ездить только в разные места и страны» - мир большой, а жизнь коротка всегда говорю. Если с женой, да если бы еще «спонсор» дорогу оплатил, то наверно запросто бы поехал. На Хубсугуле люди, животные и окружающая природа живут как единое целое, это завораживает. Это место позволяет полностью расслабиться от работы и городской суеты. Познал ли я Монголию, конечно нет! Познал ли я природу и рыбу севера озера Хубсугул, конечно да! Является ли север Хубсугула с его речками и мелкими озерами рыболовным оазисом, конечно да! Ну а сколько раз произнес в Монголии слово «впервые» (чем больше раз за отпуск назовешь это слово, тем удачнее отпуск) и считать не буду, очень много…

 

Воспользуйтесь!
Контакты
Екатерина Екатерина
тел.: 444-238
kataleksandrowa
@yandex.ru
Сергей Сергей
тел.: 444-238
kolesov@radian-holding.ru
Вы можете задать свой вопрос в нашей форме

Наши контакты >>>
Наши реквизиты >>>

Круиз по Хубсугулу